Волонтеры в помощь детям-сиротам

Previous Entry Share Next Entry
История приемной семьи
eternalfeminity wrote in otkazniki
«2016-й, уходи» — все чаще пишут в соцсетях в связи с целым рядом тяжелых событий, которые произошли под конец года. Чтобы немного взбодрить читателей перед каникулами, Rus2Web решил поговорить с людьми, у которых в уходящем году произошли счастливые события и перемены.

Александра Третьякова (32), риэлтор. Москва. Взяла приемного ребенка

- Мы с мужем решили, что хотим взять приемного ребенка еще осенью 2015 года. Процесс сбора документов занял примерно полгода. Изначально мы хотели здорового ребенка и желательно мальчика. У нас уже был сын, сейчас ему 2 года и 8 месяцев, так что мальчик казался нам понятнее и привычнее. Мы увидели анкету мальчика, который нам очень понравился, но мы поняли, что у него есть особенности развития. Мы начали изучать информацию по теме и за те шесть месяцев, которые готовились к усыновлению, убедили себя, что ребенок с инвалидностью — это обычный ребенок, которому просто нужно помочь адаптироваться. И когда у нас уже были собраны все документы, начались сложности с тем, что за понравившимся нам мальчиком нужно было далеко лететь из Москвы — в Бурятию. Обстоятельства складывались так, что поездка постоянно переносилась то из-за болезни, то мы не могли купить билеты. И я решила не тянуть и посмотреть ребенка из Москвы — это была девочка с таким же диагнозом, как у того мальчика из Бурятии, спинно-мозговая грыжа (спина Бифида). Когда я пришла к региональному оператору, который выдает направления на посещения деток, она дала мне анкету Оли. Это было 29 апреля, и я увидела, что в этот день ей исполнился годик.

После майских праздников, когда все госучреждения отдыхали, мы поняли, что уже вряд ли куда-то полетим и начали ходить к Оле вместе с мужем и сыном. Во время моего первого посещения девочки врачи и воспитатели рассказали мне ее историю: заболевания, про ее родителей, то, как она развивалась. После 40-минутного разговора мы пошли к Оле. Первое знакомство у нас было такое: она просто лежала на детском столике, я потрогала ее и подумала: «Ого, новый ребеночек. Обычный, симпатичный, все хорошо». На посещения дают 10 дней, в которые можно к ребенку ходить даже несколько раз в день. Если бы этого срока не хватило, и мы не смогли бы определиться — можно попросить его продлить. Когда мы поняли, что готовы, мы пошли в опеку конкретного дома ребенка, чтобы написать заявление на установление опеки.

По факту состояние Оли оказалось тяжелее, чем у того мальчика. Ну вот и получилось, что изначально хотели здорового мальчика, а взяли девочку с особенностями развития. 6 июня мы привезли ее домой. Пока Оля маленькая, а ей 1 год и 8 месяцев, нам никак не пришлось адаптировать квартиру. Это нужно будет сделать, когда она подрастет и самостоятельно будет что-то делать. Сейчас она только ползает, на ноги не встает и вряд ли встанет. Сына заранее готовили, что она приедет к нам и будет с нами жить. Он откликался, говорил, что это его сестричка, но, конечно, не совсем понимал, что это значит. А когда ее привезли домой, у него было легкое недопонимание, что она здесь делает и почему она так надолго задержалась. Сначала они жили параллельными жизнями: играли каждый в свои игрушки, а сейчас они активно взаимодействуют.

Расходы на медобслуживание частично лежат на нас, но нам помогает и благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Он работает с детьми с таким же заболеванием, которое есть у Оли. Первое, что они делают — объясняют родителям, как с этим диагнозом жить и проводят их с ребенком по своим врачам. Это было очень важно для нас: Оле нужно было сделать МРТ, а за эту процедуру для такого маленького ребенка возьмется не каждая клиника. Хочется всегда получить разные мнения, поэтому по своим врачам тоже ходим. По деньгам нагрузка получается примерно 50 на 50 — часть мы, а часть оплачивает фонд. Еще фонд собирал для Оли деньги на вертикализатор (приспособление для реабилитации людей с нарушениями движения — прим.). У любого человека с инвалидностью есть индивидуальная программа реабилитации, которую составляет государство и оплачивает входящие туда нужды. Но в программу можно вписать далеко не все. Если дают инвалидную коляску, то вертикализатор нам был бы уже не положен.

Подробнее про Олю: http://otkazniki.ru/forum/index.php?showtopic=29807&st=0&gopid=438109&#entry438109

?

Log in